EUR 31.60 | USD 27.40 19 октября 2021

Кастель-дель-Монте считается одним из  самых загадочных европейских  замков.  Он расположен в Италии, в области Апулия.  В переводе с итальянского «кастель дель монте» переводится как «замок на горе», поэтому второе его название — Нагорный замок. Ещё одно название замка — «Корона Апулии».

Когда-то здесь возвышалась церковь Санта Мария-дель-Монте, от которой не осталось и следа, в 1240 году Фридрих II Швабский из династии Гогенштуафенов приказал построить на этом холме замок. Император умер в 1250 году, т.е. строительство грандиозного замка длилось всего 10 лет.  Первоначально замок носил то же имя, что и монастырь, а название Кастель-дель-Монте впервые появилось лишь в 1463 году в одном из декретов Фердинанда Арагонского.

Историки и исследователи предполагают, что Кастель-дель-Монте грандиозная астрономическая обсерватория средневековья или же место для занятий алхимией и оккультными науками. До сих пор ученые не могут датировать  ни дату сооружения замка, ни его предназначение. Предполагается, что замок был построен между 1240 и 1246 годами. Однако известно, что в 1239 году у Фридриха были серьёзные финансовые затруднения, и он даже прекратил строительство других крепостей в Сицилии. Маловероятно, что на фоне финансового кризиса король принялся возводить новый замок, да ещё с таким размахом. Считалось, что Фридрих II, страстно любивший соколиную охоту, построил этот замок в качестве охотничьей резиденции.

Снаружи Кастель дель Монте не только оставляет ощущение замкнутости, но и закрытости от внешнего мира: в массивных башнях нет ни окон, ни дверей, и даже привычных глазу бойниц. Фасады гладкие и простые, без всяких украшений, в каждой из стен есть только два маленьких окошка, расположенных одно над другим. Примерно на середине высоты вдоль всех фасадов башен и трактов проходит карниз, который словно скрепляет башни вместе. Благодаря такой архитектуре замок выглядит устрашающим и неприступным, хотя он не является оборонительным сооружением. В Кастель-дель-Монте нет рва, вала, подъемного моста, помещений для припасов, конюшен, отдельной кухни, помещений для слуг.  Замок был облицован мрамором, а убранство помещений было чересчур богатым для охотничьего «домика».  Винтовые лестницы в замке странным образом закручены в другом направлении, нежели в обычных замках: не вправо, что удобнее для обороны, а влево.   Маленькие комнаты замка не были  приспособлены для приема большого количества гостей и пышных банкетов.

Замок был вполне пригоден для экспериментов и оккультных практик. Примечательно, что в свиту императора входил не кто иной как Микеле Ското - астролог, маг, гадатель, один из теоретиков алхимии. Во время своего пребывания на посту астролога императора он получил известность за успешное предсказание исхода войны с Ломбардской Лигой. Он также использовал свои медицинские познания, чтобы лечить императора от разных заболеваний. После смерти, ему были приписаны другие подвиги, например, изменение русла реки Твид, витьё веревки из песка и даже расщепление шотландских холмов Эйлдон (Eildon Hills) на три отдельных конуса. Сомнительная репутация Микеле Ското принесла ему даже эпизодическое упоминание в «Аду» Данте (Dante’s Inferno), где он вечно наказывается на уровне ада, отведённом колдунам.

Микеле Ското придумал для замка систему каминов и цистерн для сбора воды, расположенных таким образом, что они образуют пятиугольную звезду с пиком, устремлённым вверх. Эта гидравлическая система обеспечивала постоянное наполнение большой цистерны, располагавшейся под двором там, где находился восьмиугольный бассейн. Бассейн напоминал собой крестильную купель. Существует гипотеза, что бассейн на самом деле служил купелью для обряда «слёзы Господа» и посвящён Бафомету, чьё имя, по одной из версий, складывается из слов «погружение» и «мудрость». То есть обряд «слёзы Господа» — это «крещение в мудрости», которое практиковали  тамплиеры.

Известно, что   Фридрих II находился в дружеских отношениях с Великим магистром тевтонов Германом фон Зальцем. В некоторых литературных источниках говорится о том, что и сам император достиг высших кругов посвящения и даже председательствовал «за круглым столом» в 1228 году, где собрались представители всех рыцарских орденов, как христианских, так и мусульманских. Постройка замка не обошлась без влияния тамплиеров и является философской конструкций, материальным воплощением математических, астрономических и эзотерических знаний. В замке прослеживается четкая связь с цифрой 8. Его восьмиугольная форма, отсутствие коридоров, обрамление в виде восьмиугольных башен, восьмиугольный внутренний двор и фонтан - все это наводит на мысль о тайном послании. Кастель-дель-Монте - единственный в Европе восьмиугольный замок, по углам которого поднимаются восьмиугольные башни. Их всего восемь. Внутренний двор имеет также форму восьмиугольника, где когда-то располагался восьмиугольный бассейн.

Внутри замка имеется 16 залов: 8 на нижнем этаже и 8 на верхнем. Детали интерьера дополняют «восьмеричную» картину: 8 четырёхлистных цветков на правом карнизе тимпана портала и 8 таких же — на левом; 8 листьев на капителях всех колонн в обоих залах; 8 листьев на ключе свода. В разных залах имеются украшения то из 8 листьев подсолнечника, то из 8 листьев аканта, на ключе свода восьмого зала на втором этаже — 8 листьев инжира. В целом, можно сказать, что число 8 повторяется в архитектурных деталях бесчисленное количество раз.  

Известно, что император Священной Римской империи Фридрих II  носил восьмиконечную корону  и  перстень на правой руке, украшенный граненым изумрудом с восемью золотыми лепестками. Число 8 в нумерологии — особое. Оно является символом бесконечности и представляет собой посредника между небом и землёй.  В качестве «восьмого дня творения» воспринимается воскрешение Христа, а крестильные купели  в христианстве часто имеют восьмиугольную форму. Число 8 — это ещё и знак лабиринта.

Император был одним из самых образованных людей своего времени, знал греческий, арабский и латинский языки.  Некий арабский современник Фридриха указывает: «…Из его речей можно было заключить, что он был «этернистом», то есть верил в вечность мира, но не души — и признавал себя христианином лишь в шутку».

Насколько озадаченным должен был себя чувствовать христианско-католический мир, если император получал такие письма от арабских ученых: «О, король, да приведет тебя Аллах к истинной вере! Ты спросил: «Какова же цель теологической науки, и каковы неизбежные необходимые предпосылки для этой науки, если они вообще существуют?»…

При дворе Фридриха устраивались математические состязания, в которых принимал участие Фибоначчи, что возможно, в какой-то мере повлияло и на строгие архитектурные формы Кастель-дель-Монте.

В структуре замка огромную роль играет смена времён года, дни солнцестояния и равноденствия, и игра солнца и теней в такие дни поражает. Так, в полдень дня осеннего равноденствия стены замка отбрасывают на землю тень, равную длине внутреннего двора замка. Через месяц тень растягивается до длины залов, а при вхождении в знак Стрельца тень достигает идеальной формы, в которую «вмещается» замок целиком. В дни равноденствий, в период с 11 утра до 13 часов пополудни, образуется тень с углом в 45 градусов (то есть — часть восьмиугольника), а в дни зимнего и летнего солнцестояний возникают идеальные прямоугольники, обрисовывающие стены замка так, что сам он оказывается точно в центре.  В каждое помещение второго этажа прямой солнечный свет проникает два раза в сутки круглый год, а в помещения первого этажа — только летом.

Два раза в год 8 апреля и 8  октября в последнюю комнату второго этажа, направленную на юго-восток, проходит луч солнца, проникая сквозь окно внешнего фасада и балконную дверь, озаряя при этом прямоугольник, высеченный на северо-западной стене фасада внутреннего двора. Когда-то на этом месте был барельеф .

В 1266 году, после того как сын Фридриха Манфред проиграл в борьбе за трон Сицилии и Неаполя и умер, малолетние дети Манфреда — Фридрих, Генрих и Энцо — были заточены в замке победителем этого противостояния Карлом Анжуйским на долгие 33 года.